Как одевались тульские дети в прошлых веках

14.04.2021

Статья посвящена повседневной и праздничной одежде тульских детей в период с середины XIX и до середины XX века. Это время интересно тем, что в России вместе с революционным сломом старого строя резко поменялась и мода, в том числе детская.



Вообще детская одежда появилась только в XVIII веке. Исследователи связывают это с воспитательными идеями просветителя Жан-Жака Руссо, изложенными в его трактате «Эмиль, или О воспитании»: «Тело растет, поэтому всем членам нужно дать в одежде простор; ничто не должно стеснять ни их движения, ни роста; ничего не надо слишком узкого, ничего такого, что плотно облегает тело, никаких перевязок! Французская одежда, стеснительная и вредная для здоровья взрослых, особенно гибельна для детей» [1]. До этого фасоны детского костюма были те же, что и у взрослых, а для младенцев вообще не существовало специальной одежды. Но, руководствуясь провозглашённым Руссо принципом «свободы движения», в Англии разработали первые образцы собственно детского костюма. Впрочем, традиция одевать детей как взрослых продержалась еще век.




В одежде детей Тульской губернии, как и во всей Российской империи, проявлялось сословное деление. Мальчиков и девочек от рождения до 4 лет одевали одинаково. Для детей дворян шили специальные платья с застежкой по всей длине изделия. И мальчикам, и девочкам отращивали волосы и завязывали банты. Мальчики-подростки носили длинные трубообразные штаны, длинный сюртук, шапку с козырьком. Платья для юных дворянок оставались копией женской одежды. Причем копировались не только фасоны, ткани также выбирались самые дорогие.




Отдельно надо упомянуть матроску. Появившись в Англии, она очень быстро завоевала любовь модников во всем мире. В Тульской губернии этот наряд стал популярен в XIX веке и первоначально считался одеждой для игр, причем матроски носили и взрослые. Как правило уже с трехлетнего возраста мальчиков и девочек одевали в этот нарядный костюмчик. Отличительная черта таких блуз – большой матросский воротник с голубыми или синими полосами. Иногда воротники украшали темно-красными кантиками и якорями.

После Октябрьской революции матроска не потеряла актуальности. Во многих семьях бывшего Советского Союза сохранились фотографии бабушек и дедушек, замерших перед объективом в таком костюме. В книге С. Голицына «Записки уцелевшего» матроска упоминается как атрибут старой помещичьей жизни: «…однажды в богородицкой газете "Красный голос" появилась статья под заголовком "Доколе будем терпеть!". В статье с негодованием говорилось, что по парку разгуливают "томные графинюшки" и "толстощекие графчики в матросках"» [2].

В дворянских семьях в торжественных случаях мальчики надевали бархатные курточки, чаще всего синего или черного цвета. В Туле отдавали предпочтение синим и красным тканям, поскольку эти цвета были в тульском народном костюме. Также дети носили белые чулки, девочки – туфельки из лайки и замши, а у мальчиков в конце XIX – начале XX века вошли в моду сапожки из мягких сортов кожи. Лев Толстой в автобиографической повести «Детство» вспоминал: «…и я, приподнявшись на постели, стал натягивать чулки на свои маленькие ноги <…> дядька Николай нес наши платья и обувь: Володе сапоги, а мне покуда еще несносные башмаки с бантиками» [3].




У детей низших сословий одежда был простой и походила на взрослую. Рубаха-косоворотка, которая шилась ребенку к семилетнему возрасту, порты или русские штаны из холстины делались специально широкими в поясе, что позволяло подгонять их под любой размер и сапоги. Городские девочки из рабочей среды носили сарафаны, как правило, перешитые из старой одежды матери.

По традиции мужчины должны были надевать головной убор, а потому мальчики с семилетнего возраста имели картуз или фуражку. Девочки повязывали платки, так как появляться «простоволосой» было неприлично. Дочери дворян и купцов носили шляпы и капоры.



После семи лет одежда детей-дворян резко менялась, так как их отдавали учиться. В Туле форма учащихся была определенного цвета. Так, по воспоминаниям гимназиста В. В. Вересаева, форма состояла из синей кепи, «мышино-серого» пальто и ранца [4].



Гимназисты обязаны были носить форму везде: на учебе, в театре, в гостях, на балах. На торжество разрешалось надевать лайковые перчатки. Форма обычно покупалась на вырост, и часто рукава закрывали пальцы, а куртка доходила до колен. Головные уборы, видимо, тоже служили долго. Из повести Н. Москвина «Лето летающих»: «С черного крыльца дома сошел вихлявый черноглазый мальчик в гимназической фуражке, надетой набекрень. Судя по состоянию этой фуражки – смятые поля, надломленный козырек, – он был не менее как из третьего класса» [5].



А вот форма частных гимназий отличалась разнообразием. Так, гимназистки Ольгинской гимназии, открытой в Туле в 1914 году, носили коричневые платья и черные фартуки, а парадный белый фартук был украшен плиссированными крылышками и голубой розеткой с буквами «ТОГ». Все это кокетливо подчеркивала шляпка с широкими полями и бантиком с гербом гимназии. Ученицы не менее известной гимназии госпожи Жесмин в 1904 году носили в младших классах светло-серые платья, затем – темно-зеленые с белыми фартуками, отделанными кружевом, и так же, как и в Ольгинской гимназии, голубые розетки с буквами «ТГЖ».



В Туле с начала XIX века существовало одно учебное заведение, дающее религиозное образование. Духовная семинария. Форма семинаристов была похожа на гимназическую (только, как принято у православного духовенства, черного цвета) и состояла из куртки, шинели с белым кантом, фуражки с гербом и буквами «ТДС». Парадная форма отсутствовала.



К концу XIX века в дворянской среде окончательно сформировался более свободный стиль. Появилась одежда для купания, игры в теннис, гимнастики.



Следует сказать несколько слов и о народном костюме Тульской губернии. В основном его надевали на праздники деревенские жители. Женский наряд состоял из домотканой рубахи, поневы и передника. Рукава рубахи покрывались сложным рисунком из узорных и гладких полос. Холщовый передник украшался вышивкой, чаще всего это были старинные мотивы: «гребешки», «городки», «гребенчатые ромбы». В целом костюм выглядел так: поверх шерстяной синей клетчатой поневы, по подолу которой идет красная шерстяная полоска, повязывается шерстяной красный пояс, а головной убор – сорока – завершает образ. Сохранилось много фотографий, на которых в такой одежде запечатлены крестьянские девочки.



В середине XX века в СССР детская одежда не отличалась разнообразием. В Туле по-прежнему носили матроски и штаны на лямках. В повести Б. Роганкова «Чулковские сорванцы» есть несколько зарисовок повседневной одежды: «Во дворе появился кудрявенький послушный мальчик в бескозырочке и коротких штанишках на помочах» [6]. Мальчишки постарше на праздники одевались как денди: «Ой, какой он важный сегодня и нарядный: синяя клинчатая фуражка круто сдвинута набекрень, и белый платочек торчит, как цветок, из нагрудного карманчика. Сколько его помню, не вылезал из застиранного лыжного костюмчика. Теперь же, смотри: новенький камлотовый пиджачок в полоску и суконные отглаженные брюки клешем» [7]. Вспоминает Б. Роганков и «сатиновую рубашку» [8], и «лихо заломленный козырек кепи» [9], и «брезентовые тапочки» [10], и «мешковатые телогрейки с материнского плеча», и «перелицованные пальто с укороченными рукавами» [11].

В заключение предлагаем посмотреть картины русских и советских художников из фонда Тульского областного художественного музея, на которых изображены дети в нарядной и повседневной одежде разных эпох и сословий.


Воспитанник школы Карла Брюллова «Портрет дамы с девочкой и собачкой»


Соломаткин Л. И. «В увеселительном саду. Уличная сцена»


Голынский В. А. «Рыболовы»


Маковский В. Е. «В сельской школе»


Сачков Ф. В. «Девушка у изгороди»


Корзухин А. И. «Мальчик в саду»


Ковтунова Н. И. «Гармонист»

Литература:

1. Руссо, Жан-Жак. Эмиль, или О воспитании. М. : Педагогика. С. 37.
2. Голицын С. М. Записки уцелевшего. М. : Вагриус, 2006. С. 10.
3. Толстой Л. Н. Собрание сочинений в 22 томах. М. : Худ. лит., 1978—1985. Т. 1. С. 11.
4. Вересаев В. В. Воспоминания. Собрание сочинений в 5 томах. М. : Правда, 1961. Т. 5. С. 6.
5. Москвин, Н. Я. Лето летающих. М. : Дет. лит., 1985. С. 11.
6. Роганков Б. К. Чулковские сорванцы. Тула : Тул. полиграфист, 2001. С. 9.
7. Там же. С. 54.
8. Там же. С. 63.
9. Там же. С. 33.
10. Там же. С. 17.
11. Там же. С. 62.

Тульское детство

Как одевались тульские дети в прошлых веках

14.04.2021

Статья посвящена повседневной и праздничной одежде тульских детей в период с середины XIX и до середины XX века. Это время интересно тем, что в России вместе с революционным сломом старого строя резко поменялась и мода, в том числе детская.



Вообще детская одежда появилась только в XVIII веке. Исследователи связывают это с воспитательными идеями просветителя Жан-Жака Руссо, изложенными в его трактате «Эмиль, или О воспитании»: «Тело растет, поэтому всем членам нужно дать в одежде простор; ничто не должно стеснять ни их движения, ни роста; ничего не надо слишком узкого, ничего такого, что плотно облегает тело, никаких перевязок! Французская одежда, стеснительная и вредная для здоровья взрослых, особенно гибельна для детей» [1]. До этого фасоны детского костюма были те же, что и у взрослых, а для младенцев вообще не существовало специальной одежды. Но, руководствуясь провозглашённым Руссо принципом «свободы движения», в Англии разработали первые образцы собственно детского костюма. Впрочем, традиция одевать детей как взрослых продержалась еще век.




В одежде детей Тульской губернии, как и во всей Российской империи, проявлялось сословное деление. Мальчиков и девочек от рождения до 4 лет одевали одинаково. Для детей дворян шили специальные платья с застежкой по всей длине изделия. И мальчикам, и девочкам отращивали волосы и завязывали банты. Мальчики-подростки носили длинные трубообразные штаны, длинный сюртук, шапку с козырьком. Платья для юных дворянок оставались копией женской одежды. Причем копировались не только фасоны, ткани также выбирались самые дорогие.




Отдельно надо упомянуть матроску. Появившись в Англии, она очень быстро завоевала любовь модников во всем мире. В Тульской губернии этот наряд стал популярен в XIX веке и первоначально считался одеждой для игр, причем матроски носили и взрослые. Как правило уже с трехлетнего возраста мальчиков и девочек одевали в этот нарядный костюмчик. Отличительная черта таких блуз – большой матросский воротник с голубыми или синими полосами. Иногда воротники украшали темно-красными кантиками и якорями.

После Октябрьской революции матроска не потеряла актуальности. Во многих семьях бывшего Советского Союза сохранились фотографии бабушек и дедушек, замерших перед объективом в таком костюме. В книге С. Голицына «Записки уцелевшего» матроска упоминается как атрибут старой помещичьей жизни: «…однажды в богородицкой газете "Красный голос" появилась статья под заголовком "Доколе будем терпеть!". В статье с негодованием говорилось, что по парку разгуливают "томные графинюшки" и "толстощекие графчики в матросках"» [2].

В дворянских семьях в торжественных случаях мальчики надевали бархатные курточки, чаще всего синего или черного цвета. В Туле отдавали предпочтение синим и красным тканям, поскольку эти цвета были в тульском народном костюме. Также дети носили белые чулки, девочки – туфельки из лайки и замши, а у мальчиков в конце XIX – начале XX века вошли в моду сапожки из мягких сортов кожи. Лев Толстой в автобиографической повести «Детство» вспоминал: «…и я, приподнявшись на постели, стал натягивать чулки на свои маленькие ноги <…> дядька Николай нес наши платья и обувь: Володе сапоги, а мне покуда еще несносные башмаки с бантиками» [3].




У детей низших сословий одежда был простой и походила на взрослую. Рубаха-косоворотка, которая шилась ребенку к семилетнему возрасту, порты или русские штаны из холстины делались специально широкими в поясе, что позволяло подгонять их под любой размер и сапоги. Городские девочки из рабочей среды носили сарафаны, как правило, перешитые из старой одежды матери.

По традиции мужчины должны были надевать головной убор, а потому мальчики с семилетнего возраста имели картуз или фуражку. Девочки повязывали платки, так как появляться «простоволосой» было неприлично. Дочери дворян и купцов носили шляпы и капоры.



После семи лет одежда детей-дворян резко менялась, так как их отдавали учиться. В Туле форма учащихся была определенного цвета. Так, по воспоминаниям гимназиста В. В. Вересаева, форма состояла из синей кепи, «мышино-серого» пальто и ранца [4].



Гимназисты обязаны были носить форму везде: на учебе, в театре, в гостях, на балах. На торжество разрешалось надевать лайковые перчатки. Форма обычно покупалась на вырост, и часто рукава закрывали пальцы, а куртка доходила до колен. Головные уборы, видимо, тоже служили долго. Из повести Н. Москвина «Лето летающих»: «С черного крыльца дома сошел вихлявый черноглазый мальчик в гимназической фуражке, надетой набекрень. Судя по состоянию этой фуражки – смятые поля, надломленный козырек, – он был не менее как из третьего класса» [5].



А вот форма частных гимназий отличалась разнообразием. Так, гимназистки Ольгинской гимназии, открытой в Туле в 1914 году, носили коричневые платья и черные фартуки, а парадный белый фартук был украшен плиссированными крылышками и голубой розеткой с буквами «ТОГ». Все это кокетливо подчеркивала шляпка с широкими полями и бантиком с гербом гимназии. Ученицы не менее известной гимназии госпожи Жесмин в 1904 году носили в младших классах светло-серые платья, затем – темно-зеленые с белыми фартуками, отделанными кружевом, и так же, как и в Ольгинской гимназии, голубые розетки с буквами «ТГЖ».



В Туле с начала XIX века существовало одно учебное заведение, дающее религиозное образование. Духовная семинария. Форма семинаристов была похожа на гимназическую (только, как принято у православного духовенства, черного цвета) и состояла из куртки, шинели с белым кантом, фуражки с гербом и буквами «ТДС». Парадная форма отсутствовала.



К концу XIX века в дворянской среде окончательно сформировался более свободный стиль. Появилась одежда для купания, игры в теннис, гимнастики.



Следует сказать несколько слов и о народном костюме Тульской губернии. В основном его надевали на праздники деревенские жители. Женский наряд состоял из домотканой рубахи, поневы и передника. Рукава рубахи покрывались сложным рисунком из узорных и гладких полос. Холщовый передник украшался вышивкой, чаще всего это были старинные мотивы: «гребешки», «городки», «гребенчатые ромбы». В целом костюм выглядел так: поверх шерстяной синей клетчатой поневы, по подолу которой идет красная шерстяная полоска, повязывается шерстяной красный пояс, а головной убор – сорока – завершает образ. Сохранилось много фотографий, на которых в такой одежде запечатлены крестьянские девочки.



В середине XX века в СССР детская одежда не отличалась разнообразием. В Туле по-прежнему носили матроски и штаны на лямках. В повести Б. Роганкова «Чулковские сорванцы» есть несколько зарисовок повседневной одежды: «Во дворе появился кудрявенький послушный мальчик в бескозырочке и коротких штанишках на помочах» [6]. Мальчишки постарше на праздники одевались как денди: «Ой, какой он важный сегодня и нарядный: синяя клинчатая фуражка круто сдвинута набекрень, и белый платочек торчит, как цветок, из нагрудного карманчика. Сколько его помню, не вылезал из застиранного лыжного костюмчика. Теперь же, смотри: новенький камлотовый пиджачок в полоску и суконные отглаженные брюки клешем» [7]. Вспоминает Б. Роганков и «сатиновую рубашку» [8], и «лихо заломленный козырек кепи» [9], и «брезентовые тапочки» [10], и «мешковатые телогрейки с материнского плеча», и «перелицованные пальто с укороченными рукавами» [11].

В заключение предлагаем посмотреть картины русских и советских художников из фонда Тульского областного художественного музея, на которых изображены дети в нарядной и повседневной одежде разных эпох и сословий.


Воспитанник школы Карла Брюллова «Портрет дамы с девочкой и собачкой»


Соломаткин Л. И. «В увеселительном саду. Уличная сцена»


Голынский В. А. «Рыболовы»


Маковский В. Е. «В сельской школе»


Сачков Ф. В. «Девушка у изгороди»


Корзухин А. И. «Мальчик в саду»


Ковтунова Н. И. «Гармонист»

Литература:

1. Руссо, Жан-Жак. Эмиль, или О воспитании. М. : Педагогика. С. 37.
2. Голицын С. М. Записки уцелевшего. М. : Вагриус, 2006. С. 10.
3. Толстой Л. Н. Собрание сочинений в 22 томах. М. : Худ. лит., 1978—1985. Т. 1. С. 11.
4. Вересаев В. В. Воспоминания. Собрание сочинений в 5 томах. М. : Правда, 1961. Т. 5. С. 6.
5. Москвин, Н. Я. Лето летающих. М. : Дет. лит., 1985. С. 11.
6. Роганков Б. К. Чулковские сорванцы. Тула : Тул. полиграфист, 2001. С. 9.
7. Там же. С. 54.
8. Там же. С. 63.
9. Там же. С. 33.
10. Там же. С. 17.
11. Там же. С. 62.

Тульское детство